Ты родом из Харькова. Как успешный украинский фотограф, относишь ли ты себя к харьковской школе фотографии?
Я вырос в Харькове и многим ему обязан. Но к харьковской школе никакого отношения не имею, я сам по себе. Когда начинал заниматься фотографией, то не интересовался чужими изображениями. Меня не вдохновляют другие фотографы, причем даже те, которые мне нравятся и которых я уважаю.

А что тебя вдохновляет?
Прежде всего, меня вдохновляет музыка, живопись, архитектура и путешествия. Вдохновляться фотографией других — значит рефлексировать на нее. Я пытаюсь объяснить это своим молодым друзьям-фотографам: ищите свою картинку.
Идеи иногда приходят во сне, многое подсказывают живопись и скульптура — поэтому я часто бываю в музеях.
Для фотографа очень важно быть наблюдательным. Я могу долго наблюдать за людьми на улице — они подсказывают абсолютно все.

Расскажи, как все начиналось?
Моя жена была беременна, и мне захотелось фотографировать. Я взял у товарища «Смену» и сделал свои первые снимки.Мне казалось, что у меня ничего не получится, что фотография — это супермагия. Но когда напечатал, понял, что все-таки получилось. Более того, до этого у меня в жизни ничего еще так классно не получалось. Потом я начал снимать по принципу «что вижу — то пою».
Отец заметил это и подарил мне фотоаппарат «Зенит». С тех пор я стал подрабатывать фотографией. Мне тогда было 19 лет. Сегодня мне 45 и можно сказать, что все эти 26 лет я занимаюсь любимым делом.

У тебя есть творческие амбиции? Почему у тебя нет своей галереи или школы, а выставки твоих работ про-ходят так редко?
И галерея и школа — это занятия, требующие много времени и сил, а я никогда на хотел быть галереистом или учителем, мне нравится фотографировать.
В первую очередь мне нужно работать и зарабатывать деньги — у меня большая семья. Я выставляю свои работы, но не часто, поэтому мое имя на слуху только в связи с рекламной фотографией.
Дело в том, что мои работы, возможно, не вписываются в арт-мейнстрим. Я не создаю их на продажу, или изначально рассчитывая на успех. Творческую фотографию я делаю исключительно для себя, просто говорю о том, что меня волнует.
Когда я жил в Харькове, я выставлялся, мои снимки печатали в западных арт-изданиях. Но, в конце концов, я понял, что называться крутым художником и при этом ходить с протянутой рукой — неправильно. Я стремился в фотографии делать то, что хочу. А такое может позволить себе только тот, кто не рассчитывает зарабатывать своим творчеством.
После первой выставки в Австрии, где я показал черно-белые работы еще харьковского периода, в прессе меня назвали «Феллини в фотографии». Мне это было приятно, но, несмотря на оценку критиков, я предпочитаю двигаться в новых направлениях. В своем творчестве я делаю то, что мне нравится, без всякой оглядки. Например, в моем последнем цикле «Идеальный мир» я хочу противопоставить сегодняшней нестабильной реальности нечто целостное и идеальное, мир, в котором царит равновесие.

Когда ты снимаешь, ты предполагаешь, что снимок может оказаться на стене — не важно, музея или в част-ном интерьере?
Нет, я никогда не думаю, где фотография должна висеть. Однажды я развесил дома свои черно-белые снимки — хотел посмотреть перед выставкой, как монтировать экспозицию. И, несмотря на то, что работами я был доволен, когда увидел их на стене, понял, как это тяжело, как это «грузит» в жилом пространстве. Есть вещи, которые должны находиться в галерее или в музее. Например, Гойя или Босх — художники, которых я очень люблю, но не представляю, как с их работами можно было бы жить.
Что касается моих недавних работ, для меня не важно, где они будут находиться, но важно, чтобы люди их увидели. Потому что я, создавая их, очень хотел, чтобы наша реальность изменилась в лучшую сторону.

БЕСЕДОВАЛА МАРИЯ ХРУЩАК

 

ISSUU_Cover
ISSU_article

ISSU_article